Запорожский политолог: в борьбе с коронавирусом надеемся на чудо

Каждый день мы находимся в информационном потоке негатива. На количестве новостей из разряда «плохих» сказалось распространение коронавируса и смертность от него. Если раньше много смертей было в сообщениях криминальных выпусков, то теперь весь информационный поток – это «все плохо» или «очень плохо».

Эмоциональный градус населения поднимают личные переживания: кто-то ушёл «за свой счёт», другие – вообще без работы. А на повестке дня остались оплата коммунальный услуг, питание и средства на лекарства. И этот прожиточный минимум никак не совпадает с тем максимум, который обещает правительство в качестве поддержки. 

Что же нас ждёт дальше, после карантина? С этим вопросом inform.zp.ua обратилась к Владимиру Глазунову – политологу, аналитику, доктору философских наук. В том, что его прогнозы сбываются, убедилась и я, и запорожцы из опыта предыдущих интервью с ним. 

 

– Вас можно назвать пророком?

Не хотелось бы… (смеётся) Пророком хорошо быть, если сбываются хорошие предсказания. За апокалиптические пророчества в своё время убивали…

– Вы хотите сказать, что у Вас больше пессимизма в прогнозах дальнейшего развития ситуации в стране?

К сожалению, да. Приходит общее понимание того, что мы из карантина выйдем в «Иной мир», а многие – в «Мир иной». И это – не шутка! Изменятся рынки, уклады, приоритеты. Многие изменения прогнозировать нельзя.

Что нас ждёт после карантина?

Все зависит от того, сколько продлится карантин. Очень сложно говорить, что будет после карантина, не зная, когда он закончится. От того сколько продлиться масштабный карантин, зависит и сценарий выхода из него. По большому счёту, экономика нашей страны имеет определённые рамки. Она может выдержать не больше месяца. Это моё субъективное мнение. Больше наша экономика не выдержит. Нужны либо внешние инвестиции, либо поиск внутренних источников. С последним совсем плохо. Внутренние источники практически никто не рассматривает.

– Президент и правительство надеются подстраховаться новым траншем от МВФ. Уже приняты необходимые законы.

Считаю, что этот путь ущербный. Я настаиваю, что нужно иметь свой собственный план. А стратегию развития Украина не имела все эти годы. Поэтому мы были вынуждены присоединяться к чьим-то программам. В данном случае – заимствование от МВФ. Хотя нужно помнить, что после распада Советского Союза мы начинали, как 8-9-я экономика мира. Сейчас 123-124-я…

Из анализа ситуации в других странах, как Украина и все мы пройдём карантин и пик заболеваемости?

Это только можно предположить. Я общаюсь с большим количеством грамотных людей. И делаю вывод: к сожалению, мы в очередной раз надеемся на чудо. Так было с избраниями президентов. Теперь украинцы рассчитывают на самое большое  чудо, что природа убьёт коронавирус. Все ждём, что ультрафиолет, которого все больше с приближением лета, сам должен убить коронавирус. Потому что надеяться на нашу уничтоженную медицину – не приходиться. Нет надежды и на вакцину. Это долгий процесс: разработка, испытания, потом дождаться своей очереди. Показательно, что Украина не ставит вопрос самостоятельно разработать вакцину против COVID-19. Возможности её производства в нашей стране резко ограничены, мы потеряли очень многое.

Раньше Украина, как часть милитаристской империи, была готова к ведению химической и бактериологической борьбы. Старшее поколение все знали: куда бежать и что делать, в центре города была масса убежищ. Сейчас о них никто не вспоминает. Стратегические запасы разграблены. Кстати, исторический опыт разных стран, в том числе сейчас в борьбе с коронавурисом, показывает, что демократия хорошо, когда спокойная ситуация. Но в критические моменты нужна авторитарная власть. Сколько мы будем играть в демократию – не известно.

Что и как изменится после карантина?

– Страна и каждый из нас уже не будем прежними после карантина. Ваш анализ будущих изменений. 

Сейчас нас всех вынуждают войти в IT-пространство. Там совершенно другие коммуникации. Нас туда просто затягивают. Кто сможет влиться, тот выживет. У кого нет таких возможностей, у того мало шансов остаться на плаву, если затянется карантин.

Экономика Украины предусматривает, что небольшой слой IT-сферы сможет вмонтироваться в глобальные международные системы. И до карантина наши айтишники прекрасно себя чувствовали. Их можно было считать по уровню обеспечения и доходов средним классом европейского уровня. Замечу, это европейский средний класс, а не украинский.

Вся остальная часть населения?.. Произойдёт резкая архаизация. Чтобы выжить, мы будем питаться с огородов, участков, у кого, что есть. Это реальная картинка ближайшего будущего. Земля может прокормить ещё какое-то время. Будет возрождаться ремесло и т.д. Но все это – архаизация. Мы должны понимать: даже IT-сфера у нас не хай-тек. Это сфера сопровождения. Свой хай-тек мы угробили. Мы не создали свою нормальную IT-сферу, не смотря на декларацию власти.

– Что будет с предприятиями? Запорожье – промышленный центр. Как не потерять работу горожанам?

Карантин больно ударит по всем сферам. Кроме предприятий, Запорожье давно кормилось «с большого Анголенко». То есть многие занимались перепродажей. После карантина мы выйдем совершенно с другой структурой. Закончатся товары на складе, а связи со странами-поставщиками будут нарушены. Все страны закрываются сейчас, и мы не знаем, как надолго. Основные наши поставщики – условно кормильцы: Турция, Польша, Китай. В этих странах есть производство, а мы занимаемся, к сожалению, перепродажей.

После карантина коммуникации будут нарушены. Поэтому, я считаю, нас может спасти одно – собственная программа развития. Если мы сможем возродить нашу экономику. Прежде всего, село, которое должно кормить. Потом промышленность – надо внутренне производство. Строительство дорог, инфраструктуры, обратить внимание на новые направления хай-тек. Если сейчас нужны коптеры, почему их не выпускать. IT-производство – это не только создание сайтов, это и робототехника и т.д. Есть над чем подумать каждому из нас.

Карантин в планетарном масштабе

– Ваши коллеги (в том числе в Запорожье) называют карантин в планетарных масштабах переходом в новую систему жизни человечества. Ваше мнение? 

Карантин в связи с COVID-19 заставляет большинство населения планеты войти в информационные системы. Они кроме функций «прямого назначения», имеют ещё и функции слежения, контроля и манипулирования. Уже на первом этапе произойдёт, грубо говоря, сортировка населения по уровню интеграции в IT-Глобал-систему. Анализ такой интегрированности позволяет одновременно сделать вывод о его подконтрольности системе, как следствие, управляемости.

Ещё один показательный момент: деньги. Сейчас из-за коронавируса дезинфицируются банкноты, а затем – от них могут полностью отказаться. Таким образом, Глобал-система позволяет отследить и проанализировать каждого: оценить эффективность жизнедеятельности индивида и его социальную полезность. Здесь появляются варианты: польза каждого для общества-цивилизации в целом, либо для «организаторов системы». Как бы мы их не называли: «мировая закулиса» или «Золотой миллиард» и т.п. На фоне прогнозируемого увеличения населения до 8,5 млрд. чел. представленная система контроля позволяет определить «балласт» цивилизации, «лишних» людей, от которых нужно избавиться.

Причём, здесь тоже могут быть варианты. Радикально, например, через войну или пандемию. Либо манипулятивным, «растянутым во времени» способом. Ведь украинцы практически не заметили (не осознали) как лишились 10-15 млн. своего населения в годы независимости. И никто не называет это «геноцидом», «голодомором». Человечество «не помнит» о миллионных потерях в Бельгийском Конго, в Индии, истреблении индейцев (да, вся история колониальной системы тому – пример!). Мы смутно представляем себе потери Первой Мировой, а о потерях от испанки (40 млн. чел.), которая свирепствовала параллельно, мы вообще ничего не знаем. Или кто-то очень постарался, чтобы мы забыли?

– Любой кризис – это всегда новые возможности. Как этот шанс использует Украина?

Думаю, что народ начнёт системно мыслить. Потому что последние время – это отказ от мышления. Сейчас есть время подумать и найти ответ, как мы докатились до такой жизни. Единственное, я бы не хотел, чтобы украинцы сравнивали себя с другими странами. Да, кризис везде, но у нас он намного глубже. Это нужно осознавать и задаваться вопросом: почему? Мы к этому шли все 28-29 лет.  А ещё нужно планировать: как жить и работать в новых условиях, что я умею и как это могу применить.  

Продолжение интервью с Владимиром Глазуновым, политологом и аналитиком, читайте в ближайшие дни на inform.zp.ua 


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: