COVID-19-карантин: «горячо» не только в больницах

Пока миллионы украинцев оставались дома на карантине, вспыхнули масштабные пожары в Чернобыле и Житомирской области. Едкий дым накрыл и Запорожье, горожане массово жаловались во все инстанции. Правда, официального подтверждения, откуда облако с запахом гари, так и не было. Наш регион был назван только в отчётах французского Института ядерной и радиационной безопасности. Его специалисты смоделировали распространение дыма и утверждали, что дым от пожаров в Чернобыле накрыл весь юг Украины.

Потом были уничтожающие пожары в Луганской области.

Высокая температура воздуха и сейчас держит Украину в страхе. На огненной передовой запорожские спасатели. Пока кто-то из граждан на карантине изнывал от безделья, пожарным пришлось дежурить в усиленном режиме.    

Как COVID-карантин и строгие ограничения отразились на работе спасателей с INFORM.ZP.UA поделился Валентин Стеценко, начальник караула 1-й государственной пожарно-спасательной части старший лейтенант службы гражданской защиты. Признаемся, «поймать» спасателя оказалось не просто: с одного вызова его караул сразу едет на другой. Мы журналисты, не говоря уже об обычных горожанах, даже не подозреваем, как часто в Запорожье происходят чрезвычайные происшествия.

– Валентин, пандемия и связанные с ней масштабные перемены сказались на вашей профессии?

В период карантина было много пожаров. Люди сидели дома. У кого-то не выдерживала проводка, случалось короткое замыкание, возгорание, задымление. Кто-то забывал газ выключить, кто-то ещё что-то. Действительно, пожаров было больше.

В остальном карантин особо не отразился на наших дежурствах. Разве что средств предосторожности больше: перчатки, дистанция, мытье рук. Маски используем в зависимости от чрезвычайного происшествия. Не одеваем их, если выезжаем на пожар. У нас там свои средства защиты: специальные маски, аппараты подключаем. Если выезжаем на ДТП или другое оказание помощи, тогда медицинские маски и перчатки в обязательном порядке. В остальном – огонь как горел, так и горит!

– Вас задействовали в карантинных рейдах?

– Мы стояли на санитарных постах, которые были оборудованы на въездах в Запорожье. Мы обрабатывали технику, специальным дезраствором обрызгивали колеса автомобилей, снимали температурный скрининг. К примеру, товарищи из моего караула дежурили на въезде в Балабино.

– Спасателей называют среди тех, кто постоянно на передовой. Бойцы на фронте, врачи – спасают людей от коронавируса. Ваша передовая – огненная стихия, которая с каждым годом все более непредсказуемая. В Запорожской области которую неделю держится наивысшая пожароопасность. В каком графике работаете сейчас?

Действительно, в эти дни 5-я самая высокая степень пожароопасности. Обычно мы работаем сутки через трое, но резервная смена всегда в боевой готовности. Если надо, в любое время, нас могут вызвать, и мы прибываем на работу. В период такой высокой пожароопасности бывало такое, что мы работали сутки через сутки.

– Вас задействовали в ликвидации пожаров в других областях?

Сейчас мы в режиме ожидания. Создан резерв людей, техники, топлива. В любой момент, если понадобиться, в течение часа собирается личный состав и выдвигается к месту назначения в другую область. Это частая практика.

– В Запорожье увеличилось количество пожаров в такое жаркое лето?

Вызовов стало на порядок больше. Количество все время растёт. Высохла трава, все высохло, происходят самовозгорания. Выезжаем и днём, и ночью. Зачастую горит трава. Плюс человеческий фактор, он играет большую роль. Люди не понимают, что намного проще предупредить пожар, чем ликвидировать его последствия. А последствия могут быть трагическими. Люди об этом не задумываются, пока их это не коснётся.

Точно также водители неохотно уступают нам дорогу, когда мы спешим на место вызова. Они не думают, что пожарная машина может торопиться в их собственный двор. Водители не хотят, не слышат, не понимают серьёзности – не знаю по какой причине они это делают. Но для наглядности приведу пример: когда был карантин, мы приезжали на место вызова вдвое быстрее.

– Спасателей называют людьми без страха. Как переживали неизвестность перед коронавирусом?

Страха действительно нет. Просто задумывался насколько мы – люди – маленькие, не всесильные. Надо быть друг к другу добрее, отзывчивее, помогать, особенно в такие тяжёлые времена, как пандемия. Люди теряют человеческий облик, нельзя забывать об этом.

– Как семья реагирует на ваши героические будни? Родные свыклись, что вы на передовой? Часто звонят во время дежурства, расспрашивают о происшествиях?

Спасать людей – это мой выбор. Семье остаётся только меня поддерживать. Во время дежурства не звонят. Приучил, что сам наберу, как будет время и возможность. Не надо мне названивать… Семья всегда расспрашивает, как дежурство. Но кто им правду скажет (ред: смеется). Есть такое выражение: меньше знают, крепче спят. Так и я берегу их от переживаний. Хотя жена догадывается о сложностях, потому что работает в нашей службе. Ребёнку полтора года, его сотни вопросов ещё  впереди.

Не считаю, что мы делаем что-то сверхъестественное. Это моя работа, которую я выбрал. Она мне нравится. В ней я нашёл себя. Контракт заключил с 2008 года.

– Говорят, юмор помогает пережить страхи. В период COVID-карантина слышали новые анекдоты про свою профессию?

– Новых нет. Живучие старые мифы про пожарных. Говорят, к примеру,  что мы всегда спим на работе и приезжаем на вызов без воды. Ещё рассказывают, что у нас дырявая бочка, поэтому мы всю воду разливаем по дороге. Это все не соответствует действительности! Даже в моменты, когда все спокойно и нет вызовов, мы занимаемся саморазвитием, у нас есть занятия.

Почему говорят «дырявая бочка», потому что есть перелив. В бочке есть «выход», через который лишняя вода выливается. Это иногда видно, когда машина едет, в движении. Но вылитая вода – мизер-мизер от общего объёма. Подчёркиваю, бочка не дырявая! Это технологическая особенность.

Почему ходит миф, что мы приезжаем без воды? Потому что раньше, в пожарные ЗИЛы вмещалось 2300 литров воды. Производительная способность – 40 литров в секунду. Представьте, когда мы подаём один пожарный рукав, эту бочку (все две тонны) мы сливаем за 8 минут. Если подаётся два ствола – 4 минуты. Вот откуда люди сделали вывод: примерно за 10 минут закончилась вода, значит, приезжали без воды. Все думают, что там бочка бездонная.

Отмечу, что наша материально техническая база обновилась, поэтому нам есть чем противостоять огненной стихии.

“Матеріал опубліковано в рамках програми Media Emergency Fund, яку реалізує Львівський медіафорум, за фінансової підтримки Фонду розвитку ЗМІ Посольства США в Україні. Погляди авторів цього матеріалу не обов’язково збігаються з офіційною позицією уряду США”. 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: