Как европейские нормы скажутся на утилизации мусора в Запорожье

Мусор. Большинство жителей Запорожья не задумываются о дальнейшей судьбе пакета с мусором. Это до тех пор, пока бытовые отходы не заполонят дворы и улицы, как во Львове, – говорят экологи. Страны ЕвроСоюза давно увидели угрозу в растущих мусорных полигонах и установили жесткие требования и стандарты. Правила сокращения объемов бытовых отходов, их сортировки и переработки вторсырья прописаны в европейских директивах, которые Украина обязалась выполнить.

На какой стадии находится внедрение европейских инициатив, и что мешает комплексно решить мусорную проблему? – мы попросили прокомментировать экспертов: Александра Тымриенко – руководителя эко-отдела фирмы «Вельтум», Геннадия Дубова – руководителя экотехнологической компании «Граник», Елену Мелешко – представителя ОО «Кольорові відра».

– Александр, насколько мусорная проблема актуальна для Запорожья? В центре города мусор вывозится регулярно, а где он проводит остаток жизни и как быстро разрастается наш полигон?

Александр Тымриенко: На сегодняшний день наша организация является перевозчиком, мы оказываем услуги жилому фонду и частному сектору по перевозке мусора на полигон. Полигон растет в глобальных масштабах: в среднем в день жители Запорожья утилизируют (выбрасывают в контейнеры) свыше 500 тонн мусора. Это ежедневно, в среднем. В зависимости от сезона: летом – больше, зимой – меньше, в праздничные дни объем вырастает колоссально.

– Запорожскому полигону больше 60 лет, сколько он еще выдержит? Есть ли стратегическое видение его дальнейшей судьбы? В странах ЕС такие полигоны ликвидируют, на их месте появляются даже парки.

Александр: Полигон будет работать пока полностью не будет заполнен. Все зависит от жителей Запорожья. Это может быть 7 – 15 лет. Дальше – его, конечно, законсервируют, пересыплют, грубо говоря, закроют. По законодательству должен быть проект рекультивации, который включает в себя много аспектов. Это дегазация, потому что мусор на полигоне в процессе гниения выделяет метан, этому газу нужно куда-то деваться. На сегодняшний день на запорожском полигоне организована дегазация, этим занимается отдельная организация. Газ выкачивается, сжигается, чтобы уйти от экологических проблем. Если газ где-то накопится в центре полигона, малейшее возгорание и получим экологическую катастрофу. То, что сейчас завозится на полигон, ежедневно отсыпается, чтобы не было запаха.

– Какую площадь занимает полигон? Самое опасное на нем – это токсины: загрязняются подземные воды, атмосфера, опасность пожаров. Какая территория сейчас загрязнена?

Александр: Территория полигона – это участок земли чуть больше 47 гектар. Загрязнен – не загрязнен, мы не можем сами оценить. Наша организация, как эксплуатирующая, принимает все необходимые меры. Мы ежеквартально проводим мониторинг, у нас есть специализированная организация, которая выезжает и берет замеры, из специально сделанных скважин выкачивает образцы. Все требования законодательства мы соблюдаем и выполняем.

– С первого  января должен был заработать закон, который запрещает вывозить на полигон то, что можно переработать. Почему реально ничего не изменилось?

Александр: Мое личное мнение: наше государство приняло закон, а потом подумало, как его выполнять. С первого января закон работает, но только на бумаге.

Геннадий Дубов: Добавлю, в законе сказано, что запрещено захоронение отходов, которые не прошли предварительную переработку. Она должна осуществляться на специализированном предприятии. Существует завод механо-биологической обработки, который планируют построить во Львове и сжигательный завод, который сжигает отходы и производит тепловую и электрическую энергию. Они по технологии немного разные, но по стоимости – одинаковые. Для примера, Львов планирует построить первый, его стоимость 35 миллионов евро. И очень высокая стоимость эксплуатации этого завода. Закон принят в 2012 году под определенную политическую группу, которая планировала строить такие заводы. Но группа распалась, а закон – остался. И государство не подготовилось к его выполнению. Необходимо выделить деньги, построить эти заводы, это займет 3-4-5 лет. После этого закон можно выполнять. Я полностью согласен с коллегой – закон остался на бумаге.

– Закон, о котором мы говорим, не имеет отношения к европейским директивам?

Геннадий: И да и нет, европейские директивы не рассказывают стране, как и что делать конкретно, какие строить заводы. Они говорят о том, какие обязательства страна берет на себя: уменьшить количество отходов! Каким образом – это личное дело страны. Разные государства пошли разными направлениями. Это связано с климатом, с менталитетом, с окружающей средой и с экономикой. Например, в Италии больше распространена механно-биологическая обработка, потому что там более южный климат и там больше органических отходов. Все слышали о шведских заводах. Почему их так много? Потому что там северный климат, отопительный сезон 6-7 месяцев и, соответственно, им нужно большое количество тепловой энергии, поэтому они пошли таким путем. Украина должна определиться. Необходимо рассчитать: какие заводы нужны, где их строить и кто будет оплачивать их эксплуатацию. Мы должны быть готовы, что нужны деньги не только на постройку заводов, необходимы средства на их эксплуатацию. Минимальная стоимость приема тонны отходов 80 евро. Эти деньги не берутся с воздуха, их нам не дадут в виде грантов, эти деньги должны «взяться» из наших карманов. Поэтому, если мы хотим чтобы не было так дорого, мы должны сортировать отходы. Вот мы подошли к раздельному сбору, как к ключу «для чего мы сортируем.

– Именно сортировка уменьшает количество бытовых отходов. С начала года в Запорожье Вы начали устанавливать желтые контейнеры для вторсырья. Заметили снижение количества мусора благодаря сортировке?

Геннадий: Для выполнения закона мы приобрели контейнеры для раздельного сбора. Но, к сожалению, только начинаем их устанавливать, потому что нам некуда было вывозить мусор. Для раздельного сбора нужна сортировочная линия. Мы провели переговоры с предприятием, которое готово принять раздельный сбор. В ближайший месяц мы планируем устанавливать контейнеры. Всего – около полутора тысяч. Рассчитываем, что уменьшение количества бытовых отходов составит около 40%.

В Запорожье есть ОО «Кольорові відра», которая уже наладила сортировку в некоторых организациях и учит общественность, как это делать правильно. Елена, расскажите как это работает?

Елена Мелешко: У нас контейнеры картонные, их невозможно поставить на улице. Их ставят в офисах, ОСМД, учебных учреждениях. Важно, что в школе дети обучаются сортировать отходы, они вырастут и будут это делать автоматически. Среди ОСМД у нас есть дом на Бородинском, мы забираем у них отходы каждый понедельник. Это единственное ОСМД в Запорожье, которое с нами сотрудничает. Другие тоже хотят, но боятся, что кто-то из жильцов испортит контейнеры.

– Какие пути решения мусорной проблемы? Мы говорим о европейских директивах. Что они предлагают? Геннадий, вы подчеркнули, что каждая страна самостоятельно решает, как организовать сортировку и обезвреживание мусора.

Геннадий: Раздельный сбор отходов это денежный вопрос. Для того, чтобы он заработал, необходима мотивация жильцов. Уменьшишь количество отходов, меньше заплатить за вывоз мусора и заработаешь на вторсырье. Есть другие факторы: для многих важна окружающая среда, человек осознает, что раздельным сбор – это забота о природе. Фактор выполнения закона, мне кажется, для наших жителей не так уж важен, это где-то далеко. Кроме того нет штрафов, человек может  выбросить мусор в речку, и мы не слышим, чтобы кото-то наказали.

Александр: Фирма «Вельтум» старается отладить вывоз мусора из частного сектора и дворов многоэтажек. Человеку просто необходимо, в первую очередь оплатить услугу, чтобы у нас была возможность заправить машину и приехать к нему в определенный день забрать мусор. Жители частного сектора иногда заявляют «зачем я должен платить за мусор, мне легче отвезти его в ближайшую многоэтажку и выбросить в контейнер». А кто забрал мусор из контейнера, человека не интересует. Но ведь все равно данный мусор мы забрали и отвезли на полигон. Если человеку сложно в этом вопросе сообразить, то что будет, когда у него перед глазами будет стоять три контейнера…

– Александр, Вы подтверждаете дискуссию: одни считают, что начать сортировать мешает отсутствие инфраструктуры, другие – что все начинается с экологической сознательности. Вы уверены, что первично осознание?

Александр: Да, совершенно верно. Я считаю, проблема именно в людях, в нашем менталитете. Есть люди, которые готовы сортировать, но их очень мало. Все привыкли под ноги бросить окурок, какую то пустую бутылку выбросить в кусты, нам легче намусорить, чем сделать правильно.

Геннадий: Частично согласен. С другой стороны – это еще вопрос уважения к своей стране, любви к тому месту, где ты живешь. Человек должен думать, что он оставит своим детям. Не секрет, среди молодежи (и не только) идет разговор, «куда уехать». Стоит вопрос: кто будет заботиться о нас, когда мы будем старенькие, кто нам принесет пресловутый стакан воды. Может оказаться, что никто. Друг другу будем носить водичку, потому что молодежь не останется жить в городе, где грязно, где плохая экология, где не комфортно. Это в голове пережиток, остатки советского союза: квартира – это моя, дом – это мой, а река – не моя, балка и посадка – тоже не мое, туда можно вынести и выбросить мусор. Кроме того, у нас нет механизма наказания. В Прибалтике если принесешь мусор в чужое ОСМД – штраф 40 евро, выбросишь мусор в посадке – первый штраф 1500 евро, второй – 8500 евро, а для предприятий стартует с 13000 евро. Там дорого нарушать закон. У нас сегодня делай, что хочешь.

– Вы видите спасение именно в штрафах?

Геннадий: Мы работаем в разных населенных пунктах. Успешный раздельный сбор там, где местная власть ведет себя принципиально и жестко. С одной стороны оплата должна быть справедливой, люди не будут сортировать для нашей компании или для мєра города, они сортируют только для себя. Если они, сортируя смогут уменьшать оплату, если они смогут зарабатывать на вторсырье – они будут сортировать. «Если сортируй, не сортируй – получишь одинаковую оплату» – никакого раздельного сбора никогда не будет. И это работает во всех странах, Украина тут не исключение. Необходимо изменить систему. Наши клиенты, в частности, ОСМД или любая коммерческая организация, когда уменьшают количество отходов – меньше платят от 30 до 50%. За собранным вторсырьем приезжает отдельная машина с весами и покупает его. Вот так это работает.

– Сколько стоит вывоз мусора в европейских странах?

Геннадий: В Европе средний житель за вывоз и утилизацию платит 1% своего дохода. Постепенно в Украине мы придем к таким же цифрам. Не сразу, постепенно. Пока кроме полигонов у нас ничего нет. Но когда появится инфраструктура, сортировочные линии, участки, где органические отходы компостируются – все это будет влиять на стоимость утилизации отходов.

– Когда в Украине могут появиться все составляющие, необходимые для выполнения европейских директив?

Александр: На встрече с немецкими коллегами, я поинтересовался: «сколько лет вы к этому шли?» Ответ: «При участии власти и каждого жителя страны порядка 40 лет!» Уверен, Украина должна и сможет быстрее.

Геннадий: Мы обязаны пройти быстрее. Вспомните пример Львова, а недавно перекрыли полигон Дрогобыча – это страшный сон местной власти и перевозчиков мусора, когда машины есть, контейнеры есть, а вывозить отходы некуда. Мы очень вяло идем к решение мусорных проблем, а должны рвать и метать.

– Что может сделать каждый житель Запорожья, чтобы в нашем городе было также чисто, как в европейских?

Александр: Надо начать с себя. Сортировать мусор не сложно. Надо просто принять решение.

Елена: Я сортирую мусор. Для изменения мышления людей нужна социальная реклама, нужно показывать, как сортировать и главное – зачем это делать. Власть, бизнес и общественные организации, которые ведут просветительскую деятельность, должны работать вместе.

Геннадий: «Я тоже дома сортирую отходы. Мне доставляет удовольствие, как моя 8-летняя дочь ругает маму: «Ты положила в контейнер то, что можно вторично использовать». Шарль Перо лет 200 назад написал блокбастер «Золушка», где описал ситуацию, когда мачеха смешивала просо с кукурузой и заставляла девушку разделять. Тоже самое с отходами: их нельзя смешивать. Есть ошибочное мнение: «я выбросил в контейнер, заплатил за вывоз, а дальше – проблема мэра, пусть строит мусороперерабатывающий завод, а там умные роботы  все отсортируют». На самом деле, отходы нельзя смешивать. Ни один завод не сжигает поливинилхлориды, батарейки, стекло и т.д. Поэтому необходима сортировка!

Как европейские нормы скажутся на утилизации мусора в Запорожье и Украине в целом – прокомментировала Зоряна Козак, старший аналитик, член правління РАЦ «Суспільство і довкілля».

«Україна порушила терміни виконання європейський директив щодо поводження з відходами. Але Угода про Асоціацію стала потужним стимулом для реформування екологічної політики. Вона дала поштовх для постійної та системної роботою над реформами у сфері довкілля, які зараз здійснюються в Україні.

Хотілося б бачити більш вагомі реформи, але поступово вони відбуваються. Угода, свого роду,- дороговказ на найближче 10-ти-річча. На сьогоднішній час головне – це наближення українського законодавства до права ЄС. Існує додаток 30 до Угоди, в якому визначено перелік директив і регламентів, до яких Україна зобов’язалась наблизити своє законодавство, зокрема, управління відходами. Визначені конкретні терміни наближення основних директив Європейського Союзу. Це рамкова директива про відходи, про захоронення відходів и про управління відходами видобувної промисловості. Це мінімум. Але якщо спиратися на главу 6, яка говорить, зокрема, про співпрацю України та ЄС в управлінні з відходами, можна звернути увагу, що Україна повинна притримуватись не тільки мінімальних зобов’язань. Але вивчати і впроваджувати той досвід, який зараз існує в Європейському Союзі.

Ми не можемо весь час наздоганяти ті стандарти, які пропонує Європейський Союз. В січні, наприклад, ЄС схвалив стратегію щодо поводження з відходами пластику. Тому нам – Україні – треба дивитись на випередження.

Вже конкретні дії, які дала нам Угода про Асоціацію – це перехід на економіку замкнутого циклу, коли основним завданням є перетворення відходів на ресурси. І їх повторне використання. Ухвалено стратегію до 2030 року, де визначено куди і як Україна планує іти в питаннях поводження з відходами. Це стратегічний документ – далі робота над прийняттям відповідних законів. Їх ухвалення – це перший крок. Наступний – їх ефективна реалізація».