19 Апреля 2019,   Пятница 09:29
Запорожье

Анатолий Сидоренко: о медреформе, новых каретах «скорой помощи» и оттоке квалифицированных врачей за границу

24 апреля 2018
Главный редактор: Андрей Задорожнюк
Главная страница » Общество » Анатолий Сидоренко: о медреформе, новых каретах «скорой помощи» и оттоке квалифицированных врачей за границу

Реформа медицины вызвала, наверное, наибольшее количество споров и недоразумений. Понятно, что необходимость кардинальных изменений в системе назрела давно. Но не получится ли в итоге по принципу «разрушать – не строить», – опасаются и медики, и пациенты. Вопросов пока больше, чем ответов. Редакция inform.zp.ua пытается разобраться, что изменится в жизни горожан Запорожья с внедрением медреформы и публикует мнение разных экспертов.

Сегодня вашему вниманию интервью с Анатолием Сидоренко – председателем независимого профсоюза работников скорой медицинской помощи Запорожья, врачом высшей категории, заведующим подстанцией скорой помощи в Хортицком районе.

– Прежде чем говорить о реформе, расскажите о буднях: сколько вызовов получает служба скорой помощи за день?

Сидоренко: Каждый день отличается по-своему. В праздники больше, среди недели – меньше. В среднем ежесуточно в Запорожье 600-700 вызовов. Есть экстренные: ДТП, потеря сознания, кровотечения, падения с высоты, ножевые ранения, различные травмы, отравления.  Все случаи, где нужно приехать и сразу оказать помощь, иногда спасти жизни больного, провести сердечно-лёгочную реанимацию.

Неэкстренная – измерять артериальное давление, снизить его, снизить температуру, убрать головную боль. Часть вызовов – плохо пьяному. Отменили вытрезвители, и нам приходится выезжать, забирать товарища, который перепил. Везём в ближайшую больницу и «радуем» там приёмный покой таким пациентом.

Если эти вызова отбросить, то скорой помощи было бы работать гораздо проще. Мы бы на все 100% успевали на те вызовы, где мы действительно необходимы. Это большая для нас проблема.

Население ещё не готово к предлагаемым реформам. Не готова поликлиника работать так, как пропагандируется Минздравом. Потому вся нагрузка по оказанию помощи таким больным ложится на службу скорой помощи.  На данный момент мы стараемся обслуживать всех. Потому что та реформа, которую запустили. Она ещё не заработала в полном объёме. И боюсь, что в ближайшее время палочкой выручалочкой будет служба скорой помощи.

– Из общего количества сколько вызовов действительно требует вмешательства скорой?

 Сидоренко: К примеру, за сутки в Хортицком районе 90 вызовов, из них 40 – конкретно по скорой помощи, остальные – относящиеся к неотложке, поликлинике, семейным врачам.

Сколько бригад обслуживает 600-700 вызовов в сутки, о которых вы сказали?

Сидоренко: 70-76 бригад. Если машины ломаются, на дежурстве оказывается меньше бригад. А ломаются автомобили каждый день.   Стараемся компенсировать с других подстанций, где есть запасные машины. Они, конечно, не «Рено» и не «Пежо», но дают возможность обеспечить всех экстренной медицинской помощью.

– Автопарк скорых – контрастен. Доводилось видеть ржавые автомобили, в тоже время власти отчитываются о пополнении автопарка новыми реанимобилями.

Сидоренко: Если брать в процентном соотношении, то 30% автомобилей надо срочно менять. Остальные требуют ремонта. Ежегодно со снегом «растают» и дороги, их состояние ужасно, машины ломаются с такой частотой и быстротой, что не успевают их ремонтировать. Это одна из проблем, которая должна решаться как можно быстрее. Нам обещают!

Мы получили письмо от заместителя здравоохранения Линчевского, что Министерство планирует выделить деньги на закупку машин скорой помощи. Это будет целевая государственная программа. Мы особо не верим, честно говоря. Нам каждый раз обещают, но на уровне принятия бюджета все расплывается.

Хотя, по сравнению с другими областями, наша запорожская – обеспечена. Нам идёт навстречу областной совет. Каждый год, как бы трудно не было, 10-15-20 машин мы получаем.

– Как чувствуют себя на нашем бездорожье новенькие скорые «Рено»?

Сидоренко: «Рено», «Мерседесы», «Пежо» чувствуют себя грустно. Не успели обкататься, как уже возникают проблемы. Европейская модель скорой помощи не выдерживает наших издевательств на дорогах.

– Состояние автомобилей, качество дорог как сказывается на оперативности? В течение какого времени сейчас приезжает бригада скорой помощи?

Сидоренко: В законе о службе скорой помощи определено «доезд в городе – 10 минут, в селе – 20». Но возникает комплексная проблема, когда нужно включать сирену и оперативно довезти больного: машины скорой помощи необходимо менять, ужасные дороги плюс культура поведения автомобилистов.

В частности, проблема Хортицкого района – два моста: если мы везём пациента в 5-ю горбольницу, там возникают пробки и зачастую невозможно оперативно проехать. Кроме того, не все подъезды освещены, не все дома пронумерованы, улицы обозначены.

В сёлах – вообще катастрофа. Мы просим встретить бригаду, когда принимаем вызов. Некоторые обижаются, возмущаются, но тут надо без обид. Если нужна скорая помощь, то лучше, конечно, ее встречать. Пользуясь возможностью, обращаюсь к  громадам, расположенным недалеко от Запорожья: пересмотрите отношение к сёлам, обозначению улиц, нумерации домов. Это важно для оперативной работы скорой помощи.

– С чем приезжает бригада скорой помощи: обеспечена ли она медпрепаратами?

Сидоренко: Медикаментами мы обеспечены. Беда в том, что и.о. министра здравоохранения хочет изменить Приказ по закупке лекарств  и уменьшить количество препаратов на догоспитальном этапе на 40%. Это нас настораживает.

Используя философию парамедика «бери и вези», там много лекарств не надо. В Украине мы действуем по-другому: приехал, поставил диагноз и оказываешь помощь.

Для примера, больному с инфарктом миокарда на догоспитальном этапе капается препарат «Метализе». Одна ампула стоит порядка 30 тысяч гривень. Если его вовремя прокапать, инвалидизация больного уменьшается в разы.  Мы переживаем, что скоро такой возможности не будет.

У Вас колоссальный опыт работы в скорой: каким Вы видите будущее службы? Как сочетается новая медицинская философия «бери и вези» с жизненным опытом «медпомощь в первые минуты-часы спасает жизнь»?

Сидоренко: Никак не сочетается. Новый министр приехала из другой страны, не знает реалий украинских больниц, наших поликлиник. Сначала было реформирование, потом реорганизация. Теперь новое слово придумали «мы трансформируем скорую помощь». При этом не подготовив должным образом стационары, не подготовив само население, не убедившись в том, что можно оперативно доставить пациента в ближайшую больницу, где ему на должном уровне окажут помощь. Такие действия по отношению к службе скорой помощи можно назвать преступными.

Мы об этом неоднократно говорили, писали, выходили на митинги. Неделю назад было заседание Кабинета министров. Премьер Гройсман приглашал команду Минздрава, а также представителей областей. К сожалению, из запорожской области не пригласили никого. Думаем, потому, что мы рассказали бы объективно. Пригласили только тех, кто лояльно относится к команде Минздрава.

Тем не менее, нам пообещали закупку машин, организацию оперативных диспетчерских, закупку муляжей, на которых можно оттачивать своё мастерство, а не по картинкам. В этом плане момент позитивный. Но остаётся неизменной философия «заменить врачей на парамедиков». Уверяют, что англо-американский вариант оказания помощи на госпитальном этапе лучше.

Отмечу, что это опыт только некоторых европейских стран. У прибалтийцев работают парамедики, в Испании – врачи, в Германии и Польше – смешанные бригады, есть врачебные, есть парамедики. Каждая страна сама выбирает, что она может себе позволить, какой философии придерживаться.

– Опыт каких стран Вы считаете подходящим для Украины?

Сидоренко: В мире есть две системы: «бери и вези» и «стой и лечи», в зависимости какая экономика страны, какими были исторические подходы. Чем хороша служба скорой помощи в Украине – она десятилетиями совершенствовалась. Сначала были обычные бригады. Потом появилась специализация: кардиореанимация, детская реанимация, педиатрия, кардиология. Мне кажется, опыт этих специалистов ценен. Может быть это вариант не дешевый, но здоровье дешевым быть не может. Как можно перечеркнуть десятилетия наработанного опыта. Прежде чем что-то разрушать, нужно хорошо обдумать, пообщаться с главврачами, с медработниками и потом принимать решения.

Нам не надо, чтобы все бригады были врачебными. Есть экстренные и неэкстренные вызовы. Например, ДТП, сочетанная травма у пострадавшего, кровотечение, переломы, черепно-мозговая травма. Надо несколько пар профессиональных рук. Обращаю ваше внимание, на этот момент. Потому что при первой нашей встрече Супрун заявила, что на скорой помощи надо вообще два пары рук: водитель и парамедик. Так не возможно(!),  иногда лифт не работает, как сносить больного, у нас опасно, есть случаи нападения на бригаду скорой. Как минимум должно быть три человека. Провести сердечно-легочной реанимации одному медику не реально. Один должен дышать\качать, другой делать манипуляции внутривенно, я уже не говорю про аппаратуру (кислород, дефибриллятор и другие).

– Кто сейчас сотрудники скорой помощи: их возраст, профессиональная подготовка?

 Сидоренко: В Запорожье служба скорой помощи – молодец (!). У нас работают врачи, фельдшера, кто с высшей категорией, кто с первой в зависимости от того, сколько отработали. В тоже время большой дефицит кадров, особенно по врачам. Во-первых, работа не простая, во-вторых, мы не знаем, что будет завтра.

Начался отток: уже и фельдшера не знают, что будет в ближайшее время. А Польша с радостью принимает наших специалистов. Для сравнения: в Украине фельдшер или начинающий врач скорой помощи получает 3,5 тысячи гривень, польский парамедик –  тысяча-полторы тысячи евро. Есть разница! У нас врач высшей категории получает 4000 грн. Санитарка 3200. Разница 800 гривень. Ни в одной стране мира такого нет. Мы получили письмо Супрун, где сообщается, что повышение зарплаты пока не предвидеться – нет «джерел». Сохранить и удержать профессионалов не возможно. Надо проработать около 6 лет на скорой помощи, чтобы получить так называемые колесные – 60%.  Кроме того, в законе о службе скорой помощи предусмотрено 40% за интенсивность и напряженность. Спасибо запорожскому областному совету, что выделяет эти деньги. И хоть как-то веселее.

А вообще мы боимся, что когда наших сотрудников заставят добровольно-принудительно пройти курсы парамедиков, молодые специалисты уедут на заработки. А наше население останется с большим дефицитом кадров. Боюсь, что смертность на догоспитальном этапе в нашей стране может увеличиться в разы.

Дефицит кадров не только врачебный. Уезжают водители. С них начинают требовать пройти месячные курсы «гинекология и акушерство, офтальмология, травматология, нейрохирургия» и т.д. Наши водители, только прочитав, спрашивают: а сколько ж тогда нам будут платить, если такие задачи ставятся?

– Но ведь это хорошо, что водитель будет подготовлен к оказанию экстренной медицинской помощи…

Сидоренко: Это хорошо. Одно дело, если это простейшие манипуляции: остановка кровотечения, включить дефибриллятор. Это они и сейчас умеют. Но в Положении написано «Чтобы иметь право работать водителем скорой»: водитель должен знать основы анатомии внутренних органов, педиатрии, акушерства, травматологии и т.д. Те, кто это писали, понимали для кого это они пишут?! В чем угроза: такими действиями мы доведём до того, что часть сотрудников рассчитается и уедет.

– В прошлом году открылась единая диспетчерская скорой помощи. Она упростила вашу работу?

Сидоренко: На данный момент вызовы принимается следующим образом. Человек, которому нужна помощь, или его родственник набирают 103. Там находится диспетчер, который выясняет в чем проблема и напрямую передаёт вызов самой бригаде. По компьютеру диспетчеру видно, какая бригада ближе к этому вызову. Это упрощает работу. Раньше диспетчера были по подстанциям, записывали в один журнал, потом другой.

Но проблема в другом: количество вызовов не уменьшилось, бригад скорой помощи не увеличилось. Чтобы не было жалоб, мы принимаем все вызовы. Получается так, когда действительно нужна скорая в экстренных случаях, у нас бригады обслуживают вызовы не профильные. Надо вести разъяснительную работу, чтобы население понимало, может проще вызвать неотложку или врача из поликлиники.  А не отвлекать скорую помощь такими вызовами.

Еще одна проблема – автомобилисты, они не уступают нам дорогу, делают препятствия, думают, наверное, что мы от нечего делать включаем сирены. Обращаю внимание: если включена сирена, бригада едет на срочный вызов или везём тяжёлого больного.

И просьба к пациентам: вызывайте скорую помощь, когда она действительно необходима! На все вызова (а их огромное количество) доехать за 10 минут мы не сможем. Лучше вовремя принять таблеточку, прислушаться к рекомендациям семейного врача. К примеру, гипертонические кризы: если бы люди вовремя принимали лекарства, таких вызовов было бы гораздо меньше. Количество инсультов было бы меньше. Горожан прошу с пониманием относиться к службе скорой помощи, а мы всегда оперативно приедем спасать.

Фото Inform.zp.ua.

One Comment

  1. Юрий says:

    9 вызовов на бригаду в сутки это просто перерасход бюджетных средств.Бригады по полдня простаивают или свозят умирающих пациентов в больницы без оказания помощи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: